Живая Литература

avatar

АктуальноеИстория журнала «Знаки» под скрип модема «Motorola»

Андрей Рудалёв 2010.11.15 12:04 7 0.1

 

Увеличить

Редактор интернет-журнала «Знаки» Игорь Кузнецов в интервью «Живой литературе» рассказывает о  моментальном фотоснимке русского литературного поля, бумажной прелести толстого журнала и о том, сложно ли делать литературу в провинции. Рассуждает о том, может ли ненорматив быть обоснован художественно и для чего нам необходим пассионарный толчок.


Игорь, расскажи, как затевался ваш проект интернет-журнала «Знаки»? Собралась группа друзей-единомышленников и сказала: «надо!»?

- История журнала началась в 2005 году, во времена dial-up`а, под скрип модема «Motorola», когда при скорости 33 и 6 и постоянных разрывах связи, счета за интернет составляли около двух тысяч рублей в месяц. Я как раз вернулся из Челябинска, где познакомился с Александром Петрушкиным и Наташей Деревягиной, они делали очень хороший бумажный журнал «Транзит-Урал» вместе с издателем Олегом Синицыным, и я подумал, что неплохо бы было сделать такой же, но электронный, с редакцией, состоящей из кемеровчан. Публиковать не только новых сибирских авторов, но и писателей и поэтов из других регионов. Как мы всё это видим со своей колокольни. Нам казалось, что наше общество, кузбасский писательский цех особенно, живёт в условиях острого дефицита информации – о том, что происходит, например, на Урале, где, кто, что организует, пишет. Да так оно и было. Это всё, наверное, начиналось, как игра в редакторов, в настоящую литературу. Плюс было ещё одно желание, как-то обозначить Кемерово на виртуальной литературной карте России. Через полгода, мы с Таней Кравченко и Евгением Алёхиным начали делать первый номер. Женя собирал прозу, я поэзию, Таня придумала название для проекта, помогала с вёрсткой. Приурочили его к нашему фестивалю современной литературы «Ледокол» и в сентябре 2005-го вывесили в сеть. Планировали бумажную версию, но по финансам не вышло. А с 2008-го журнал стал появляться в Интернете регулярно, четыре раза в год. Сейчас у нас около 100 авторов из 35 городов России и ближнего зарубежья.

Обозначь вкратце стратегию вашего издания. Есть ли такие авторы, которых вы бы ни при каком случае не пригласили в «Знаки»?

- Большинство провинциальных журналов занимаются в основном обслуживанием местного писательского коллектива, незаслуженно обходя вниманием авторов и в регионе, и вне региона. А нужно, чтобы масштаб этой работы выходил далеко за пределы того конкретного места, где она делается. Поэтому мы против узкогрупповой избирательной политики. Мы не собираем каких-то конкретных «своих» авторов – мы пытаемся делать срез современного литературного процесса, такой моментальный фотоснимок русского литературного поля, как оно нам видится. Наверное, а скорее всего так и есть – этот снимок каждый раз получается разный. В то же время, мы стараемся поддерживать авторов, которых по непонятным причинам не печатают в «толстяках». Ведь эти авторы пишут, находятся в процессе, но поскольку их не публикуют, из общего контекста выпадают. Что тоже неправильно. А авторов, которых мы бы никогда не пригласили, хватает в избытке. В папке «Удалённые» в редакционном почтовом ящике достаточно писем с прикреплёнными текстами.

Применяется ли какой-либо эстетический критерий к отбираемым текстам?

- У нас нет универсального способа отбора текстов. Есть присылаемые тексты, есть экспертная оценка редколлегии. Есть авторы, которых мы специально приглашаем. Если говорить о ненормативной лексике, то мы считаем, что глупо отказывать в публикации, только потому, что такая лексика присутствует в тексте. Недавно Кирилл Серебрянников отвечая на вопрос о ненормативе в искусстве, сказал, что язык – всё-таки целостный живой организм, и исключить полностью мат, это всё равно, что отрезать ногу или руку. Не будем забывать, что зачастую ненорматив обоснован художественно. Например, в прямой речи гопников, бомжей, зеков как ты заменишь х….ю на фигню? Это же такое враньё получится.

Можешь ли оценить, насколько востребован ваш проект?

- Смотря, что брать за критерий востребованности. Если посещаемость ресурса, то да, наверное, востребован, несмотря, на малую периодичность. Я просматриваю иногда расширенную статистику, и с удовольствием, как редактор ресурса, отмечаю,  что люди на сайт заходят и глубина просмотров приличная, и география читателей. Хотя принципиально не ставлю цифровые счётчики на сайт. Дмитрий Кузьмин однажды, отвечая на вопросы про «Литкарту» сказал: «Есть какие-то вещи, которые должны оцениваться не количественно, а качественно. Если даже одному человеку проект помогает сориентироваться каким-то образом в этом пространстве и найти полезную информацию, то и хорошо». Я с этим полностью согласен. Ну, какая разница, сколько за день уникальных посетителей. Ну, больше или меньше сегодня на 30 человек, ну и что? «Знаки» неплохо отзываются на запросы «Гугла» и «Яндекса». На наш редакционный ящик каждую неделю приходят новые письма.

Как считаешь, смогут ли интернет-журналы составить конкуренцию традиционным толстым журналам в стране и серьёзно их потеснить?

- Я давно понял, что уже не различаю чисто online-публикации и публикации бумажные по принципу приоритетности. Для меня, и как для автора, и как для читателя, авторитетность издания и его рейтинг абсолютно не связаны с носителем и его форм-фактором – что это, небольшой сетевой журнал, интернет-портал, бумажная «толстая» периодика, книжка-малышка из артели «Напрасный труд» – мне всё равно. Отсюда – я не вижу границы. Тем более, когда большинство читает «толстяков» в ЖЗ, когда есть такие качественные интернет-проекты как «Полутона» или журнал Василины Орловой «Органон». Другое дело, что бумажную прелесть толстого журнала никто не отменял. Этот тактильный контакт, шелест страниц – отдельное удовольствие. И если я регулярно читаю «Знамя» в ЖЗ, то в прошлом году все равно увёз из Липок бумажный экземпляр. Тем более, такая стильная обложка, я не мог устоять.

Следил ли за скандалом вокруг «Журнального зала», который разразился зимой, в связи с непринятием в этот ресурс журнала «Бельские просторы»? Как оцениваешь эту ситуацию?

- Да, следил. Но помню, в основном, в связи с этим скандалом только статью Топорова в «Часкоре» и Костырко в «Рефлексиях ЖЗ», ну и разные комментарии в Живых журналах. Виктор писал: «…любая техническая причина обязательно оказывается на поверку идеологической, а та, в свою очередь, если поскрести её хорошенько, непременно оборачивается клановой». Я не верю в клановость ЖЗ или какой-то всемирный заговор против «БП». «Бельские просторы», действительно неплохой журнал, возможно даже – очень хороший, но делать из «ЖЗ» библиотеку по-принципу «давайте соберём все более/менее вменяемые издания со всех уголков России» тоже неправильно. И уж тем более, представлять Костырко Гудвиным – великим и ужасным, а ЖЗ – волшебной страной, обнесённой камнями Гингемы, через которых простому смертному ни за что не перебраться.

Так или иначе, из Москвы и из Уфы взгляд на тот же культурный феномен ЖЗ и журнальную периодику – разный. Уровень требований к современной литературе, критерии отбора – различные, а зачастую и взаимоисключающие. Я не хочу разделять литературную России на Московию и Тартарию – но у меня язык не повернётся назвать «Волгу» или «Урал» – провинциальными журналами. Хоть географически они привязаны к Уралу и Поволжью, но притяжению провинциального центробежного магнита не подчиняются. У «БП» по каким-то причинам, в какой-то момент, механизм такого силового преодоления просто не сработал.

Весной Светлана Василенко писала в своём ЖЖ, мол, нужен альтернативный журнальный зал. Мол, у нас в СРП только дюжина с гаком провинциальных журналов, нужно их объединять. Новый там журнальный зал, сверхновый. Сколько можно изобретать велосипед? Если говорить о информационно-рекомендательной функции журнальных библиотек, кроме ЖЗ существуют и другие профессиональные и серьёзные проекты: «Мегалит» (куда, кстати, «БП» входят) и «Читальный зал». Нужно развивать существующие альтернативы, а не создавать библиотеку униженных и оскорблённых Журнальным залом.

Необходимым глобальный мультипортал: виртуальная библиотека русских журналов, объединяющая издания и ЖЗ, и Мегалита, и ЧЗ и НЛКР – но это титаническая работа, совсем другой разговор.
 
Чего не хватает нашей литпериодике? Какие существующие издания, ресурсы тебе наиболее интересны?

- Свежего взгляда на вещи. Меня иногда удивляет цепная реакция на резкую востребованность ранее неизвестного автора. Хлоп! Публикует, к примеру, нового, ранее неизвестного писателя «Октябрь». И через некоторое время его отрабатывает вся цепочка топовых толстяков: «Знамя», «НМ», «Нева» и т. д. Я не говорю, что это плохо. Просто что, этот автор раньше никогда не отсылал свои тексты в эти редакции? Как-то не верится.

Или вот. В Кемерове живёт отличный писатель Андрей Иванов, он же пишет под псевдонимом Андрей Юрич. Роман Сенчин недавно сказал о его текстах  в «Литроссии»: «Помню своё ощущение, когда году в 2003-м прочёл его первую добравшуюся до столицы повесть – «Школа капитанов». Было чувство, что это настоящая, очень хорошая проза, и в то же время уверенность: в толстом журнале её вряд ли примут к публикации, наверняка скажут, что слишком молодёжная, без стилистической оригинальности… «Школа капитанов» в 2003-м взяла «Голос поколения» на «Дебюте». Потом Андрей получил премию Астафьева. Но, ни его старые, ни новые вещи, например повесть «Ржа», в «толстяках» не появляются. Не хотят его публиковать. То – не формат, то – с годик подождите. Сам Андрей в своём блоге пишет: «"Урал" переносит публикацию этой самой повести с ноября на какую-то весну... Чо-то все хвалят, а печатать не печатают. А бывают авторы, что все их ругают – зато на каждом углу лежат».

Вот внимания к таким авторам нашей периодике и не хватает.

А из изданий и веб-ресурсов мне многое в разной степени интересно: некоторые «толстяки», портал «Мегалит», сайт «Полутона», «Органон», «Топос», «НГ ExLibris», «Живая литература» etc.

Сложно ли делать литературу в провинции?

- Непросто, это точно. Я уже раньше говорил, что проблема любого небольшого провинциального города, пусть и имеющего статус областного центра в том, что местные литературные деятели понятия не имеют, что происходит в других местах. И поэтому вся их деятельность кажется им масштабной, значимой и очень нужной, но при выведении в фокус общей картины сразу ясно – таковой она не является. Зато местечкового снобизма и патологической уверенности в собственной правоте им не занимать. Это во всех сферах проявляется: в издательской, в фестивальном движении, в организации литературных акций etc. Если взять конкретно Кемерово – тут вообще всё сложно. Например, с упорством, достойном лучшего применения, литературные кемеровские чиновники от СПР и СРП жалуются народным депутатам, совету ветеранов и департаменту культуры на то, что те же «Знаки» публикуют тексты, нравственно растлевающие молодёжь, в некоторых текстах встречается ненормативная лексика, и вообще, журнал нужно «адаптировать для семейного чтения». Или предположим, я захочу привезти в Кемерово Андрея Родионова, Антона Нечаева или Сашу Петрушкина, авторов, имеющих всероссийскую известность, чтобы они выступили со стихами для кемеровчан. Начну организовывать выступление, а мне просто откажут в площадках. Потому что эти поэты неполиткорректны, идеологически нестойкие и, опять-таки, используют в своих текстах ненормативную лексику.

Отдельный разговор – провинциальная литературная периодика. Как правило, это либо издания традиционно обслуживающие местный писательский коллектив, сложившийся в региональных союзах писателей в лохматые годы, либо окололитературные маленькие альтернативные издания, с непонятными редакторами-экспертами и невнятной репертуарной политикой, строящейся по принципу «кровь, говно, песок и сахар». А тут, в Кузбассе, любой литнавигатор с ума сойдёт. Знаешь, вроде того, как пишут на картах зон с магнитными аномалиями: «На показания компаса в этом районе полагаться нельзя». Силовое поле какое-то. Хотя герои находятся. Но я уже про Западную Сибирь. Тащит же Антон Нечаев в Красноярске замечательный ежегодник – альманах «Первовестник». Или Владимир Токмаков, Михаил Гундарин и Вячеслав Корнев в Барнауле – альманах «Ликбез». Андрей Белозеров в Абакане и его «Провинциалы». Есть Новосибирск, – в который переехал наш земляк, отличный поэт и культуртрегер Сергей Самойленко. Впрочем, Энск и по числу жителей больше, и местные литературные чиновники паранойей не страдают, а творческие индустрии и арт-менеджмент развиты на порядок лучше. Но это уже другая тема.

Есть ли какие-то планы развития проекта «Знаки»?

- Поскольку скоро 2012-й, сложно что-то планировать. Может быть, конечно, майя и перемудрили со своим календарём, но я ледяной звон наступающего конца отчётливо чувствую. И всё же, как минимум, мы хотим в перспективе изменить визуальную концепцию сайта и добавить в интернет-журнал медиаприложения: видео и аудио выступающих авторов. Как максимум – учредить премию для наших авторов, лучший поэт/прозаик/критик по итогам года. Но что из всего этого выйдет – одному Богу известно.

Ну и конечно, не могу не спросить: что у нас сейчас с литературой, твоя оценка?

- Что угодно, но точно не «смерть литературы» и не «кризис». Про смену элит, парадигм и т. п. – тоже не ко мне. Об этом гораздо лучше говорит Наталья Борисовна Иванова. Я как-то уже писал, что остро чувствую прошедший по хребту Урала разлом. И этот вопрос абсолютно по-разному воспринимается в европейской части России и здесь, в Сибири. Я уже говорил как-то, что региональная сибирская литература получает второе дыхание последние лет пятнадцать и всё никак не получит. Потому что кислородная маска застряла где-то на Урале по пути к нам из Москвы. А пока региональная литература, такая как в Томске или в Кемерове, находится в апатичном полуобморочном состоянии, тикает капельница, литература ходит в утку, а её наблюдающих врачей это, в принципе, устраивает. Общая для городов, в которых последние годы я бываю – Кемерово, Томск, Красноярск, Новосибирск – синдроматика, такая дисперсная среда.

Я уже говорил Антону Нечаеву в конце лета, что проблема всей сибирской литературы в том, что нет здесь никакого процесса. В центре есть, на Урале есть. А здесь нет. Всё заточено под одну неработающую модель, такая пугающая изоморфность. Есть отдельные люди, а процесса нет. Для того чтобы он начался, мало харизматичного лидера и группы писателей – необходим пассионарный толчок. Мало собраться в междусобойчик, забрэндировать проект и продвигать его каким-нибудь модным способом. Нужна серьёзная работа, необходимо не просто консолидировать писательские силы, а ещё экспонировать и экспортировать тот литературный капитал, который уже сложился, при этом открываясь общественности и внимательно следя за появляющимися новыми литераторами. Необходим обмен опытом с другими регионами, со столицами, своеобразный ворк-шоп. А этого не происходит. И похоже в ближайшее время чуда не произойдёт.






     

    I do blog this IDoBlog Community

    Соообщество

    Новички

    avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar avatar
     

    Вход на сайт